Бизнес со словом Йух

Как сделать деньги на русском мате с неболь?ими знаниями дизайна и неболь?ими финансовыми вложениями ? Это и будет Ва? Новый Бизнес.

Вот в чем вопрос: „Осенью все птицы летят на йух“.

Точное слово бьёт в цель всегда, точно в яблочко! Более того, если слово неприличное и вслух его проговаривать как-то неудобно. Но отпечатай такое слово на майке, выставь на продажу — получится бизнес. Одно только правило: чтобы яркое слово приносило прибыль, визуально его нужно спрятать, а луч?е собрать какой-нибудь ребус. черта психологии застенчивого российского покупателя.

Сергей Комарницкий, генеральный босс рекламного агентства: «Майка со словом из „х й» — ты иде?ь, а она кричит.

Но мужчина у нас все-таки закомплексованный, так нельзя. А „йух» что делает? А это уже загадка, загадочная русская ду?а: „Осенью все птицы летят на йух»». В ?нтернете таких маек миллион, развлекуха с клиентом в викторину «кто кого куда послал» приносит неплохую прибыль и становится действительно новым бизнесом. Затраты неболь?ие —  идея новой майки у дизайнера рождается в его креативном мозгу каждые 20 минут. Юридически —  бизнес и коммерция чисты, всё в рамках закона, — не придере?ься ни к продавцу, ни к покупателю.

? хотя кодексом предусмотрен ?траф «неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах», определение это, по мнению правозащитников, сверх меры общее.

Сергей Беляев, адвокат: «Надо бы почетче формулировать зону применения права. То есть, сориентировать конкретные слова, словосочетания. Этого перечня нет». Специальность Юрия Казарина — толкователь, но не снов, а слов.

Его нередко просит суд растолковать законодательные пробелы. Например, выйде?ь с надписью из знаменитых трех букв на улицу, а кто-то обидится и посчитает это оскорблением личности. Юрий Казарин, лингвист: «Действительно ли его посылают на йух или нет? Контекст все покажет». Но как в любом правиле, и тут есть матерные исключения. Юрий Казарин, лингвист: «Если вы докажете в суде, что это латинские буквы, то вас не накажут».

Сергей Шнуров доказал, что матерное слово не воробей, а прибыльное самовыражение. Его имидж маргинала работает безотказно. От Шнура вечно ждут нецензурного эпатажа, даже если он уверяет, что это не самоцель.

Сергей Шнуров, музыкант: «Если ты иде?ь по жуткому гололеду, тот, что никто не собирается ликвидировать, то как это назвать? Б …… ство. По-другому никак не назове?ь. Дорогу прибрать надо! Нужно вкалывать со средой, а слова-то, собственно, оттуда, из среды позже возникают».

Пенсионеру Фердинанду окружающая среда также зачастую не нравится. Но аргументировать участковому, что собирать трехэтажные конструкции — это искусство, Фердинанд не может. ? вновь ?траф в 500 рублей. А кто не ругается? Даже женщины посылают», — жалуется Фердинанд.

Надежда Бары?ева, активист движения «Заря»: «Уже невозможно, на каждом ?агу мат, нецензурную лексику, ругательства. ? стар и млад». Активисты ульяновской «Зари» при виде мата «краснеют», то есть закра?ивают краской все неприличные надписи на стенах. Участники движения откровенно верят: если убрать с заборов ругань, существовать станет легче.

С целью повы?ения культуры в той же Ульяновской области в городе Димитровград глава администрации города своим указом ввел Дни вежливости. Городской глава ре?ил, что не браниться раз в месяц могут все. Кому трудно, нехай берут образец с него.

Александр Молочков, глава администрации г. Димитровграда: «Мне совер?енно не трудно, в принципе ни при каких обстоятельствах не матерюсь при женщинах. А опосля — ведь можно ко всему привыкнуть, если это нужно в интересах общего дела». На вентильном заводе, центральном предприятии города, уверяют, что все сотрудники в этом месте — вежливые, но у рабочих к мату особые, трепетные чувства.

Владимир Шаронов, наладчик автоматических линий: «Ну, для красного словца, другой раз вставляем эти выражения, для поднятия морального духа. А без них как? Без них никак!

 То что, без них никак, стихотворец Андрей Орлов понял давно. Он единственный из постоянных участников «поэбокса» — поэтического бокса. Поединка, в котором рифма побеждает мораль.

Андрей Орлов (Орлу?а), поэт: «Отменить мат нельзя. Это все одинаково как отменить на человеке гениталии. По улице мы с ними не ходим, но они присутствуют». В искусстве ныне без мата никуда, хотя ещё 20 лет обратно публичное произнесение нецензурных слов вызывало неприятие. В первый раз на боль?ом экране мат появился в 90-м в фильме Киры Муратовой «Астенический синдром».

В самом конце картины в кадре появляется дама и произносит то, к чему советских времен зритель был прямо не готов. Для сценария фраза, конечно, была выигры?ной, но для режиссера…

В Госкино Муратову упра?ивали изменить реплику, но автора было не сломить, в итоге кино из-за ненормативной лексики не получил прокатного разре?ения и вы?ел в ограниченный прокат, проще говоря общественный зритель его не увидел совсем.

По материалам http://news.ntv.ru/127939/

Бизнес со словом Йух: 2 комментария

  1. Прикольная статья. Действительно очень классная идея. Если получится её реализовать, то доход будет немалый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *